Памяти Владимира Леонидовича Андрианова

Андрианов

Фото: Галина Кононова

Интервью Арсения Гуричева с Вадимом Ковровым — учеником и коллегой проф. Андрианова В.Л.

Владимир Леонидович Андрианов

Годы жизни: 16.04.1929 — 13.11.2013 гг. Доктор медицинских наук, профессор, Доктор Остеопатии. Директор Ленинградского научно-исследовательского детского ортопедического института им. Г.И. Турнера с 1979 по 1994 гг, главный детский ортопед РСФСР, член правления Всесоюзного общества травматологов-ортопедов, редакционного совета журнала «Ортопедия, травматология и протезирование», Международного общества клинической ортопедии и травматологии.

Основатель и заведующий кафедры детской травматологии и ортопедии Лен ГИДУВа (СПбМАПО). Основатель и директор первой остеопатической клиники в России — “Академия развития ребёнка”. Профессор Института Остеопатической медицины, который сегодня носит его имя, почётный доктор НИИ им. Г.И. Турнера.

Биография Владимира Леонидовича Андрианова включена в книгу «50 выдающихся ученых последней четверти XX в.» (США, 1994).

Ковров Вадим Викторович

Ковров Вадим Викторович — врач-остеопат, главный врач медицинского центра “Дыхание жизни” в Санкт-Петербурге. Преподаватель Института остеопатической медицины имени В.Л. Андрианова. Учился у профессора В.Л. Андрианова и работал с ним в Академии развития ребенка с 2001 по 2013 годы.

Как Вы познакомились с Владимиром Леонидовичем? Как судьба свела?

По счастливому стечению обстоятельств мне представилась возможность посмотреть, как он работает. Хотя, со слов Владимира Леонидовича, смотреть остеопатический приём – всё равно что смотреть, как трава растёт. Это был 1999 год. Я тогда только вернулся из Чечни, где служил врачом после окончания Военно-медицинской академии.

Что Вы там увидели?

Сначала в коридоре увидел очередь из пациентов. А в кабинете это выглядело примерно так: сидит профессор, директор НИИ Турнера и держит руки на голове у ребёнка. Я удивился такому методу. В этот день я получил из его рук методичку Виолы Фрайман. (Прим: V. Frymann, 18.07.1921 – 23.01.2016г — американский остеопат, значительно повлиявшая на развитие Европейской и Российской остеопатии) Методичка была по краниальной остеопатии.

То есть он «ничего не делал», как иногда говорят наши пациенты…

Да, бывает, что так говорят про остеопатов, потому что в основном нет амплитудного воздействия. Хотя В.Л. Андрианов обладал большим арсеналом техник, он мог и “похрустеть”, и поартикулировать, и в крылонёбной ямке поработать, но дело то не в техниках, а во внутреннем наполнении. Это внутреннее наполнение он передавал нам.

Почему В.Л. Андрианов Вам — незнакомому человеку, доверился? На приём пускал, делился информацией?

Что и в ком он увидел, я не могу сказать. Но увлёк идеями остеопатии он многих врачей. Наверное, своим опытным взглядом он что-то видел в тех, кого пригласил работать вместе с собой. Тогда же не только я пришёл: пришли Аксютин Олег Захарович, Царик Николай Николаевич, другие врачи — они продолжают работать в «Академии развития ребёнка» до сих пор. Он и своего участкового терапевта (доктор Чёрный Роман Анатольевич) сподвиг на обучение остеопатии.

В.Л. Андрианов был мудрым, опытным человеком с глубоким внутренним содержанием, и он мог заинтересовать, увлечь. Он как тот аксакал, который сидит и всё видит, всё понимает, а нам не дано познать его мудрость — ввиду неопытности. Как я могу понять его, когда его врачебный и руководящий опыт превышает в два раза всё время, что я живу?

Была такая история во Французской школе остеопатии: один преподаватель что-то показал группе слушателей. Вечером группа обсуждала эту технику с другим преподавателем и попросила его прокомментировать. На что он ответил, что занимается остеопатией 20 лет, а тот преподаватель — 35 лет, и поэтому даже представить не может, что он имел в виду, когда показывал вам технику…

Я хотел быть врачом. По окончании интернатуры осталось очень много вопросов после изучения той же неврологии. Например, при всей сложности анатомии и физиологии нервной системы, применяются довольно обобщенные, схематизированные медикаментозные протоколы лечения. Как бы подробно вы не знали проводящие пути мозжечка и экстрапирамидную систему, вы всё равно назначаете “Кавинтон”.

В кабинете у В.Л. Андрианова я увидел возможность практического применения знаний устройства человека, где каждое действие может быть наполнено смыслом. Какое нарушение нашёл, на то и воздействуешь, есть возможность придать подвижность конкретной анатомической структуре. Лечение в таком виде: диагностировал, полечил, и отвечаешь за лечение — это действительно ответственная медицина.

Кого в основном принимал Владимир Леонидович?

Он принимал всех: и детей, и взрослых, и простых людей, и генералов. Он, несмотря на свой возраст, обладал большой внутренней силой, которая позволяла действовать по принципам стройной системы, а не механически — “делай раз, делай два”.

Эти принципы, знание, внутренняя энергия были у В.Л. Андрианова ещё до знакомства с остеопатией — он всю жизнь имел дело с органами опоры и движения, лечил детей с этими заболеваниями, изучал физиологию опорно-двигательного аппарата. Ведь кранио-сакральный ритм В.Л. Андрианов обнаружил ещё до знакомства с остеопатией.

Получается, что встреча с Виолой Фрайман, которая впервые познакомила русских (тогда еще советских) врачей с остеопатией, подтвердила его собственные предположения?

Да. Он увидел то, что ритм, который он обнаружил в тканях, уже имеет название, что его нашёл кто-то ещё.

Владимир Леонидович был прежде всего хирургом, опытным оперирующим хирургом, практиком. И отложить скальпель в сторону — это большой шаг в советской системе. Да и сейчас тоже. Надо ещё учесть, каких к тому времени высот он достиг, какие имел регалии в своей профессиональной области.

«Академия развития ребёнка» — детище В.Л. Андрианова. Что это был за центр в те годы? Там происходил лечебный, учебный процесс?

«Академия развития ребёнка» – наверное, первый остеопатический центр в России. Владимир Леонидович Андрианов был его директором. Сначала он находился на базе поликлиники НИИ им. Турнера. Там занимались в основном лечением детей.

Потом уже «Академия развития ребёнка» стала базой для обучения студентов Английской школы остеопатии. Виола Фрайман, в то время взявшая на себя непростую миссию познакомить Восточную Европу с остеопатическим методом, попросила Рензо Молинари из Английской школы (Европейская Школа Остеопатии, European School of Osteopathy — ESO) поддержать русских докторов, создать школу, И на базе «Академии развития ребёнка» началось обучение и работа врачей.

Немного раньше, в 1994 году, так же с подачи и при помощи Виолы Фрайман, Роже Капоросси, Франсиса Пейралада и Тамарой Ивановной Кравченко (Русская Высшая Школа Остеопатической Медицины — РВШОМ) было организовано обучение остеопатии во Французской школе. К тому времени, когда я пришёл в «Академию развития ребёнка», уже несколько первых групп врачей-остеопатов отучились и работали.

Вы с В.Л. Андриановым долго работали? Наверное, знали его не только как врача, но и как человека.

Я работал с Владимиром Леонидовичем до его последних дней. Конечно, видел его и в рабочей обстановке, и на досуге, на празднике. Это была личность, энергичный трудолюбивый человек, в тоже время никогда не терявший связи с жизнью.

Помню, как он в свои 80 вскоре после перенесённого инфаркта, вернулся к работе и мог, отработав целый день, пойти на конференцию, а вечером в филармонию. Такое интересное сочетание строгого научного мировоззрения, трудолюбия и в тоже время жизнелюбия. В.Л. Андрианов был не из тех, кто отрывается от мира и «пилит» свою тему — он и работал, и творил, и жил с удовольствием.

Как организатор, Владимир Леонидович, будучи главным детским ортопедом-травматологом, объездил страну вдоль и поперёк, помогая больным на разных уровнях: оперировал детей и выбивал средства на больницы, отделения, ортопедические центры — известно о его участии в организации 20 таких опорных пунктов в разных регионах России.

Каким руководителем был Владимир Леонидович?

«Академию развития ребёнка» создал он, и руководил центром до последних дней.

К моменту организации «Академии ..» В.Л. Андрианов уже не то, что собаку съел на деле управления, он пятую собаку доедал. До этого ему довелось возглавлять множество структур — от ортопедо-травматологических отделений больниц до кафедры в ГИДУВе и Ленинградского научно-исследовательского детского ортопедического института им. Г.И. Турнера, где он был директором с 1979 по 1994 год. Его таланты и умения вполне позволяли руководить научно-исследовательским институтом.

С таким огромным опытом руководить маленьким коллективом, наверное, было не так сложно — мы даже не замечали его управления. Искусство руководителя в этом и заключается — не видно, как он управляет, а всё работает и развивается. Дело-то не в планёрках и совещаниях…

Он мог как бы ненароком что-то подсказать, найти нужное слово, и всё работало. Хотя сложности, наверняка были, учитывая особенности остеопатии и самих остеопатов, часть которых к тому времени немного зазвездились.

Кроме научно-практической, лечебной, учебной деятельности, руководство клиникой подразумевает и решение бытовых вопросов. Мы, например, три раза переезжали, и всё это время центр работал, пациентов принимали, всё продолжалось. Это тоже требовало хорошей организации.

Сейчас много разных “настоящих историй российской остеопатии”. Что про начало остеопатии рассказывал сам В.Л. Андрианов?

Владимир Леонидович был человеком скромным и мудрым, в то же время обладал большим чувством юмора, и любил пошутить. Он рассказывал про то непростое время в своей манере, достаточно легко: взяли, собрались от НИИ Турнера в командировку, поехали в Америку к Виоле Фрайман учиться. (Прим: группа врачей во главе с В.Л. Андриановым и В.Г. Чокашвили посетили Калифорнию, США: Остеопатический колледж в Помона и Детский остеопатический центр в Ла-Хойя).

Да, легко звучит… Но, ведь это был Советский Союз…

Конечно! Такую поездку мог организовать только авторитетный человек, имеющий вес и влияние в Министерстве здравоохранения СССР. Так просто, по своему желанию, никто никуда поехать бы не смог. Человек может быть мотивированным, пробивным, но в данном случае также важен и административный ресурс. Ещё надо учесть сложность объяснения предмета поездки — остеопатия. Даже сейчас это не просто – объяснить, что такое остеопатия, а тогда…

Авторитет В.Л. Андрианова сыграл решающую роль в рождении остеопатии? Можно так сказать, что без него ничего бы не случилось?

Конечно, его мнение было очень авторитетным. Хотя, сказать про профессора, что он сбрендил на старости лет, тоже могли. Ведь не все, кто работал с В.Л. Андриановым в НИИ Турнера увлеклись остеопатией, даже из тех, кто ездил в США на обучение.

В тоже время параллельно начиналось знакомство с остеопатией в Европе, в Латвии — общий процесс пошёл. Всё равно всё бы началось — время остеопатии пришло. В.Л. Андрианов был идеальным проводником идей остеопатии, ярким представителем этого движения, можно даже сказать, символом.

Вопрос про конгруэнтность врача и то, что он транслирует. Должен ли соответствовать врач каким-то требованиям к своему здоровью, внешнему виду, или поведению? Как пример: тучный эндокринолог, офтальмолог в очках, или нарколог — алкоголик…

Здесь может быть «наоборот конгруэнтность». Врач начинает заниматься тем, что для него актуально. Например, остеопатией начинает заниматься человек, которого тащили в родах щипцами, рентген шейного отдела которого вызывает жалость, а в грудном отделе из 12 позвонков 12 грыж Шморля. Тучный эндокринолог, наверное, по-настоящему заинтересован в решении проблемы, он докопается до решения.

Есть ли в остеопатии какие-то секретные методы самооздоровления? Принципы, позволяющие дольше и качественнее прожить?

Стилл (Прим: A.T. Still — основатель остеопатии, США) донёс открытые им принципы до людей. Исходя из того, что он учился у Природы и Бога, он, видимо, не страдал разрешением бессмысленных вопросов типа вопроса продления жизни, или поиска Эликсира бессмертия. Потому что, если ты веришь в Бога, то вопрос продолжительности жизни отпадает — сколько будет позволено, столько и проживёшь. Другой вопрос, в каком виде это время проживает человек: лёжа на диване с чипсами и пивом, либо делая что-то для людей.

Принципы, позволяющие оставаться дееспособным были известны и до Стилла — китайцам, индусам: будь умеренным во всём, делай правильное Дело и радуйся. Многие же хотят заиметь какую-то таблетку, съев которую можно сразу получить здоровье и качество жизни. Но это невозможно. Всё развивается по спирали, и для появления чего-то нового отмирает что-то старое, одно расцветает, другое чахнет.

Глупо думать, что может быть только хорошо, много и одновременно. Такой волшебный «сим-сим» со всеисполняющим джином — это сказка для незрелых людей. Любые подобные рецепты, схемы приводят к тупику.

Парадигма остеопатии соответствует парадигме современной медицины?

Думаю, что всё-таки M.D. и D.O. (Прим: M.D. — Medicinae Doctor (лат), Doctor of Medicine (анг) — доктор медицины, D.O. — Doctor of Osteopathic Medicine (анг), Diplomate in Osteopathy (анг) — доктор остеопатии) — это разные парадигмы, но можно найти точки соприкосновения. Грубо их соединить нельзя, фатально не нарушив структуру.

Пропагандировал ли В.Л. Андрианов остеопатию? Были ли у него выступления, доклады, печатные работы на эту тему?

Да, он работал, печатался, доводил до профессиональной общественности результаты своей работы: мозговое кровообращение, биоэлектрическая активность, единство организма, первичное дыхание, ритмы — всё это было для него предметом изучения.

В 2010 году вышла книга (Остеопатия. Теоретические и клинические аспекты. Под ред. проф. В.Л. Андрианова. СПб, ИОМ, 2010, и переиздание и дополнение в 2015 году) в которой опубликованы работы В.Л. Андрианова — они докладывались на конференциях, симпозиумах, заседаниях.

Нельзя сказать, что он был понят и принят медицинским сообществом. Он рассказывал о вещах, которые не все могли воспринять, да и сейчас не все воспринимают. Кроме того, от остеопатии, как от молодой специальности, тогда ждали панацеи, эликсира бессмертия, а его там нет.

Надо ещё учитывать время — это время, когда распадался СССР, рушились авторитеты. Исчезла, например, комсомольская организация, статус НИИ точно так же пошатнулся, в какой-то мере многие общеизвестные вещи потеряли смысл. А перед ним открылся океан смыслов — океан остеопатии.

Сам В.Л. Андрианов обучал вас? Как это происходило?

Да, он обучал нас и сам. Также мы сидели на приёмах, потом обсуждали что там происходило. Ещё он мог показывать видеозаписи и тоже комментировать их. Практиковали и друг на друге — обычное остеопатическое обучение. Потом Владимир Леонидович порекомендовал мне учиться в Институте Остеопатической Медицины СПбМАПО.

Почему в ИОМ МАПО, а не в Европейскую Школу Остеопатии?

Обучение в Европейской Школе Остеопатии (European School of Osteopathy — ESO) было связано с поездками за границу — в Англию, в Мейдстоун, и, кроме того, было очень дорогим. Год обучения стоил примерно как однокомнатная квартира. Мягко говоря, это было сложновато с зарплатой лейтенанта 1500 рублей в месяц…

Здесь же была возможность обучаться никуда не выезжая, и не менее качественно. Институт располагался тогда в МАПО, В.Л. Андрианов сотрудничал с ним, знал там всех и рекомендовал учиться там. В 2004 году в Санкт-Петербурге Виола Фрайман вручила нам Диплом остеопата Института Остеопатической Медицины МАПО, так же я защитил диплом D.O. в Женеве.

Виола Фрайман тоже остеопат-долгожитель и очень продуктивный человек. Она много раз была в России?

Да, Виола Фрайман (Прим: V.M. Frymann, 18.07.1921 – 23.01.2016) прожила 94 года. В день вручения дипломов она только прилетела в очередной раз из США, и несмотря на многочасовой перелёт и свой уже преклонный возраст, а ей было тогда за 80, отработала целый день здесь в Санкт-Петербурге по своим организационно-образовательным делам, а вечером ещё до 23 часов была с нами в ресторане на праздновании успешной защиты дипломов и выходила фотографировать радугу в Белые ночи.

Она много раз была в России. Она не только учила врачей — проводила семинары, но и занималась здесь научной работой. В России более благоприятный климат для научной работы, чем в США. Здесь делать научную работу дешевле и проще. Достаточно только найти интересующегося человека с возможностями, с лабораторией.

В.Л. Андрианов как-то объективизировал эффекты и результаты остеопатического лечения?

Он много сотрудничал с разными специалистами, лабораториями, учреждениями: Санкт-Петербургским государственным университетом телекоммуникаций Бонч-Бруевича, Научно-исследовательским центром эволюции человека, НИИ детской травматологии и ортопедии им. Турнера, Медицинской Академии последипломного образования, Иркутским НИИ травматологии и ортопедии и др. Ставил там опыты, эксперименты, оценивал эффекты остеопатического воздействия на человека с помощью разного рода приборов и аппаратов, причём не всегда сугубо медицинских.

Он много исследовал эффекты остеопатии с помощью разных приборов, типа суперпозиционного электромагнитного сканирования (Прим: СЭМ суперпозиционное электромагнитное сканирование — позволяет фиксировать электромагнитное поле человека). Дальнейшего развития такие методы исследования эффектов остеопатии не получили.

Научное обоснование остеопатии было очень важно для Владимира Леонидовича. Он искал методы, способы подведения пальпации под объективную реальность.

Сам первичный дыхательный механизм, или кранио-сакральный ритм, он обнаружил давно — ещё в конце 70-х, будучи ортопедом-травматологом, и зафиксировал его на приборе (Прим: В.Л. Андрианов, В.В, Бутуханов, 1978, 1982 гг). Можно воссоздать этот эксперимент.

Как видел В.Л. Андрианов организацию остеопатии в нашей стране? Он считал остеопатию методом, или высказывался за выделение остеопатии в какую-то отдельную специальность?

Я не помню, что бы он говорил об этом. Он был хороший медицинский организатор, функционер, босс, который прекрасно знал структуру здравоохранения в нашей стране, и так же прекрасно понимал, что внедрить направление, которое тогда даже чёткого определения не имело, будет затруднительно.

Сначала нужно как-то идентифицировать предмет, а потом уже думать о его роли и месте в общей структуре. Нужно соблюдать эти этапы. Он предлагал работать, исследовать, накапливать материал, а потом уже обобщать его и делать выводы.

Может быть, дело в недостаточном авторитете научных разработок в остеопатии?

Дело не в недостаточном авторитете, а в недостаточной готовности общества, в частности медицинского, к другим знаниям.

В своё время Гайдар Б.В., Москаленко Ю.Е. и др. сделали работу, где путём анализа серии рентгеноснимков и МРТ показали, что у здорового человека непрерывно происходят изменения размера черепа во фронтальном и саггитальном направлениях (Прим: О периодической подвижности костей черепа у человека / Гайдар Б.В., Вайнштейн Г.Б., Кравченко Т.И., Майорова Н.Ф., Митрофанов В.Ф., Москаленко Ю.Е., Семерня В.Н.// Физиол. человека. — 1999. — Т. 25, N 1. — С. 62-70.). Никого эта работа не заинтересовала, а когда я её упоминаю, то коллеги-клиницисты только пожимают плечами.

Напомню, что Борис Всеволодович Гайдар — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, начальник Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, генерал-лейтенант, а Юрий Евгеньевич Москаленко — доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН, заведующий лабораторией Института эволюционной физиологии им. Сеченова.

Остеопатия нужная, востребованная специальность?

Потребность населения в остеопатическом лечении даже сейчас, когда остеопатия достаточно развилась, куда как больше, чем имеется врачей-остеопатов.

Благодарю!

При использовании материалов интервью ссылка на источник обязательна. Для интернет-ресурсов — ссылка на страницу интервью. Все права защищены.

© Биосфера. Арсений Гуричев

Читать ещё: