Путь врача

Остеопатия

Фото: Asa Rodger

 

Личная врачебная история остеопата Гуричева Арсения Александровича, или «мы все на одном Пути».

Алюминиевые крышки

В 1993 году, будучи учащимся ПТУ-28 и овладевая профессией «токарь», впервые в больнице, страдая гастритом, побывал за кулисами отделения – медсестра попросила открывать какие-то использованные флакончики с алюминиевыми крышками…

Я надел медицинский халат, и оказавшись по ту сторону баррикад почувствовал чёткую разницу между тем кто в халате и тем, кто шаркает тапками по больничному коридору. Даже как-то сил прибавилось. Да, гастрит мне вылечили не гастроэнтеролог, а психотерапевт — Н.М.Журкелис.

Санитар хирургии

На большой шестимесячной практике в ПТУ вместо работы на ГПЗ-23 (государственный подшипниковый завод ордена Трудового Красного знамени, Вологда) устроился по знакомству санитаром приёмного отделения хирургического корпуса городской больницы №1 Вологды.

Там впервые увидел (и потрогал) ожоги III-IV степени, колото-резаные и огнестрельные ранения, эпиприпадки, черепно-мозговую травму, острый живот, политравму, авто и жд-травму, падение с высоты, а также цыган, бандитов и милицию.

Ты что, дурак?

Нана Витальевна – мастер ПТУ позвонила домой и поинтересовалась:

— Гуричев, ты где?

— Я в больнице.

— Ты заболел?

— Нет, я работаю.

— Ты должен работать не в автохозяйстве больницы слесарем, а токарем на ГПЗ.

-Я не слесарем, я санитаром.

-…

-Санитаром работаю, и я больше не буду учится в ПТУ.

-Гуричев, ты что дурак? Срочно в училище!

-…

Нана Витальевна уговорила закончить ПТУ и получить документ о среднем образовании (спасибо). После окончания ПТУ-28 поступаю в Вологодское базовое медицинское училище.

Латынь и армия

2 сентября домашнее задание — латинский алфавит, наизусть. Что-то «Кератома» (прозвище преподавателя по латыни) совсем озверела — после ПТУ такие задания сложноваты. Сумел, учился на 4 и 5. Познакомился с массажем, что неоднократно мне помогало потом.

Осенний призыв 1993 года почему-то захватил и нас – учащихся и студентов, оказалось – в армии недобор перед первой чеченской кампанией. Друг (Андрей Смирнов) в госпитале напутствовал: «Везде говори, что ты с медучилища! Тогда будешь служить санинструктором». Я так и делал.

Областной военком на мой отказ служить санинструктором в конвойном полку Вологды (а как я там мог служить при таком обилии детских и юношеских знакомых хулиганов и уголовников…) направляет в Североморск…

Санинструктор

В Североморске в «экипаже» всем говорю, что я с медучилища и попадаю санинструктором в… стройбат. 154 ВСО МИС СФ (154 военно-строительный отряд Морской Инженерной Службы Северного Флота).

3 роты далеко не «цвета нации», которые весь срок службы разгружают цемент и брёвна, чугунные батареи и стройматериалы для флота. Пару месяцев и я так послужил. Честно говоря – это очень тяжёлый, изнуряющий труд. Заболел бронхитом и попал в медпункт. Начмед – капитан Гафуров в разговоре понял, что я медик, устроил перевод в санинструкторы.

Панариции, мозоли, ОРВИ

Панариции, мозоли, ОРВИ, пневмонии, острые животы, проглоченные гвозди, психозы, чмт, переохлаждения и отморожения, тупая травма туловища и конечностей, фурункулёз… Одноразовых шприцов не было – каждые 4 часа «варим шприцы» для пенициллиновых инъекций. «Косари», то есть военные больные на самом деле не совсем обычные пациенты – никогда не знаешь: по-настоящему болен, или «косит». Массаж – навык, позволявший подзаработать, если не денег, то уважения.

Ещё приходилось лечить свиней. Зам.по-тылу м-р Горшин курировал свинарник, а свиньи периодически болели какими-то инфекционными заболеваниями. Мы садились на 131 ЗИЛ и выдвигались в сопки, в свинарник. Инъекции были те же, что и солдатам. Только шприц другой – с каким-то ограничителем, автоматизирующим работу.

СПбГМА им. Мечникова

1995 год – выездная комиссия от Санкт-Петербургской медицинской академии им.Мечникова в Петрозаводске, для северян. Поступил легко (как и все), учился на первых 2х курсах очень тяжело. Думал бросать – невмоготу давались физика и химия. Трудно всё это после армии… Мой друг вообще загремел в психбольницу с неврозом на этих нагрузках. Но, я как-то раскачался: от половины вопросов по общей химии проф. Слесарев В.И. и доц. Григорьева Э.Г. освободили по баллам, от экзамена по патологической физиологии освободили полностью, патологическая анатомия – автоматом, и так далее.

Патанатомия

С 3 курса реализация наивного плана по излечению людей от рака кожи. Бабушка умерла от рака кожи, и я решил, что я изучу этот вопрос и решу его. 3,4,5,6 курсы в микроскопе – тогда ассистент, сегодня профессор, д.м.н. Чупров И.Н. на кафедре по патанатомии (зав. проф. Аничков Н.М.) изо дня в день делился со мной врачебным и человеческим опытом.

Дзержинец

Два лета работал фельдшером в детском лагере, в котором ранее провёл 8 смен – тогда, в детстве, он назывался пионерский лагерь «Дзержинец». Жутковатое название, да и место жутковатое – похоже, что в поле у лагеря во время Сталинских репрессий массово расстреливали людей (прадед у меня тоже репрессированный).

Хирургия

На 4 курсе решил «а почему бы не хирургия…». Месяц на 2 хирургическом отделении родной Вологодской городской больницы №1 под чутким руководством фанатика хирургии и трудоголика проф. К.А. Абдалова показал, что я не смогу так работать всю жизнь… 6-8 операций в день – это слишком, да и 90 больных на 2 физически существующих хирургов – это тоже перебор.

Кафедра

На 5 курсе познакомился с «супермозгами»: проф. Матышев А.А. и проф. Мишин Е.С. – судебные медики. Вот это мне показалось круто, да ещё прочёл «Век криминалистики» Торвальда Юргена и «Судебно-медицинская казуистику» В.Л. Попова. На 6 курсе точно понял, что хочу работать судебно-медицинским экспертом, да и с 5 курса стал подвизаться в «судебке».

2001 год – начало интернатуры по судебно-медицинской экспертизе. Денег катастрофически не хватало (женат, съёмная квартира…) – опять выручал массаж.

Карьера

На второй год работы — заведующий отделением, на четвёртый год работы – заведующий областным отделом. Начал работу над кандидатской диссертацией на тему «Повреждения органокомплекса шеи у пешеходов в автомобильной травме» (рук. проф. Мишин Е.С.). В начале и середине 00х работали самоотверженно, нормы превышали многократно, перерабатывали нещадно – сейчас я бы так работать не смог…

Кризис

К 2008 году работа дала о себе знать: артериальная гипертензия (160/100 мм.рт.ст.), правосторонняя верхнеквадрантная гемианапсия, головные боли и при этом ничего не помогает из обычных, мне известных средств. Да ещё отца похоронил от инсульта. Полная жопа. И растерянность.

Встреча с остеопатией

Встреча с остеопатией произошла в лице доктора Соколова С.И. Всё заработало. Это было похоже на волшебство: легко, эффективно, без лекарств. Начали вместе заниматься остеопатией, массаж опять помог – руками к тому времени работал около 15 лет, знания анатомии так же не были лишними.

В 2009 году понял, что не хватает урывочных знаний, книг, видео и отдельных семинаров — пора учиться полноценно. Школу долго не выбирал: Соколов учился в ИОМ СПб (Институт Остеопатической Медицины, руководитель: Егорова И.А) и меня завораживала глубина знаний и богатство технического арсенала, который там давали.

Ford

Продал свой новенький Ford и вперёд – учиться. Правда тогда это было несколько ненормально – учиться на «не пойми кого», и при этом оставить прекрасную карьеру: вот-вот будет готова кандидатская, начальник предлагает стать зам. по экспертизе области… Но остеопатия оказалась настолько конгруэнтна моей Душе, что я почувствовал – «Вот оно!». Обрёл прибежище.

Далее 3 года страданий. Моих знаний по анатомии оказалось мало – странно, ведь Ханс Фениш – это моя настольная книга, и я знаю её практически наизусть, вплоть до того на какой странице расположена какая тема. Дело оказалось в том, что анатомия в остеопатии – это не трупная анатомия, а анатомия живого человека – вот в чём секрет.

Кризис II

Несколько раз у меня наступал кризис. Во-первых, я провалил свою основную работу, и у меня кончились деньги. Во-вторых, у нас уже было двое детей, в-третьих — квартира в ипотеке. В-четвёртых — учёба остеопатии обходилась дорого, а доход не приносила, так как в начале я боялся работать. Страдания вынесли меня на новый виток – я начал, таки, принимать как остеопат.

Морг, морг

Я принимал, сейчас это звучит чудовищно, но это было именно так…, я принимал в судебном морге на третьем этаже в ординаторской. Составлял письменные столы, сверху клал матрас из дежурной комнаты и — Voi la. Героические пациенты! Так же я ездил «со станком» — переносным массажным столом по домам. Это был хороший опыт общения с пациентами, некоторые до сих пор пишут письма: «Где вы? Помогите!». Я был воодушевлён.

Так, волнообразно шёл процесс обучения: иногда я думал «Вот сейчас дадут техники на грудном отделе позвоночника, и я начну работать полноценно», потом «Вот сейчас дадут техники на шейном отделе…». Насколько я знаю, такие мысли были у многих слушателей.

Опыты на себе

Надо учесть, что ещё до того, как я узнал эти пресловутые техники мы с доктором Соколовым С.И. пытались что-то изучать по книгам. Выглядело это так: изучили технику, далее один ложится на стол, другой делает манипуляцию, потом меняемся. Иногда это кончалось утратой сознания, госпитализацией на рядом находившуюся, дружественную нам нейрохирургию, и пару капельниц сосудистых препаратов…. Зато сейчас я очень хорошо чувствую шею – и у себя, и под руками.

У Вас всё получится!

Так, волнообразно шёл процесс обучения: иногда я думал «Вот сейчас дадут…» — да, а иногда я думал «Всё, конец! Ничего не получается. Я – тупой!». Однажды я случайно встретил в кафе доктора Ксенофонтову И.В. – остеопата, преподавателя, Человека. Она как-то просто и уверенно убедила меня, сказав: «У Вас всё получится!», и у меня действительно получилось…

Постепенно мой «паровоз остеопатии» набирал обороты. Каждый, кого я встречал на своём пути передавал мне вольно или не вольно «ген» остеопатии, российские учителя: И.А.Егорова, А.Е. Червоток, В.Л.Андрианов, И.В.Ксенофонтова, Л.С.Крестина, В.В. Ковров, Д.С.Меркулов, К.А.Назаров, В.А.Леонтьев, П.Е.Печорин, А.В.Искрик, К.В.Шарапов и др. и зарубежные наставники: Pierre Tricot, Renzo Molinari, Adalbelt I. Kapandji, Jean Marie A.T.Beuckels, Pierre Vey, Thomas Rasmussen…

Сегодня День медицинского работника, и я хочу его отметить. В следующем году исполнится 25 лет на этих поприщах – благодарю вас учителя и пациенты! Мы все на одном пути. Спасибо вам!

D.O. Арсений Гуричев

остеопат Гуричев