Головная боль. Проблема постановки цели.

Можете ли Вы купить билет из Москвы? Да, именно не в Санкт-Петербург, и не в Ростов из Москвы, а просто «билет из Москвы»… Нет, такой билет нельзя приобрести, так как непонятно куда нужен билет, куда Вы хотите попасть — откуда понятно, но куда… Та же ситуация возникает когда некто сидит пятничным вечером в автомобиле, и точно не зная куда бы съездить отдохнуть, не может уехать вообще никуда, хотя понимает, что здесь находится так же не следует. «Я не должен здесь сидеть, мне надо куда то ехать» — идея примерно такая. Понятно, что нельзя уехать откуда то, не зная куда, и с другой стороны приехать куда то, имея точную цель поездки, можно достаточно легко. Почему же при лечении человек не пользуется этой идеей?

Почему он (а часто и врач вместе с ним) ставит цель избавится от чего либо, купить билет из Болезни, не представляя куда. «Хочу что бы не болело», «хочу что бы не беспокоило», «не хочу что бы было высокое давление» и так далее, так далее. В таких целях непонятно что надо делать, чего надо достичь. Понятно, что делать не надо, понятно, что не нравится, но куда идти не понятно. Как быть психике человека, если она не представляет что ей надо делать, не видит цели.

Как работает психика в этом аспекте? Когда мать кричит ребёнку «не упади», он падает. Психика не совсем понимает образ «не упади» — для его создания надо сделать образ «упади», а он уже переживался, уже был в опыте, а затем сконструировать образ «не упади», но на него уже зачастую нет времени, тело реализует образ, цель «упади». Психика не то что бы не понимает значений с отрицанием (с частицей «не»), скорее не понимает того, чего не было в опыте. Многие слова с частицей «не» психика прекрасно понимает: несварение, нелюбовь, недоразумение etc.

С болезнью, с выздоровлением, исцелением так именно всё и происходит. Подавляющее большинство пациентов пытаются избавится от чего то, не представляя того, чего они хотят. Есть сформированный, готовый, завершённый, намоленный образ болезни во всех его нюансах и деталях, с красками, цветами и запахами, подкреплённый многочисленным объективными методами исследования: рентгеном, компьютерной томографией, магнитно-резонансной томографией, ультразвуковым исследованием, различными мониторингами и анализами телесных секретов и испражнений. Однажды встав на скользкий путь уточнения диагноза пациент уже с трудом может сойти с него. Он же во всех деталях описывает своё видение болезни, предварительно подготовившись: изучением интернет статей, форумов, журналов, просмотром телепередач, обсуждениями с родственниками и «коллегами по цеху» — такими же больными в прямом смысле этого слова людьми. «Просьба, не обсуждать в очереди свои симптомы с другими больными, этим вы мешаете врачу ставить правильный диагноз» — такие анекдотичные объявления по сути точно отражают образ мышления пациента, его направление мышления — создание многомерного образа болезни. Вроде бы всё правильно — для того что бы разрешить болезнь, надо её знать, иметь о ней представление. Но вспомните пример про ребёнка и мать, образ «упади» они создали хорошо, а образ «не упади» они создать не успели, ребёнок упал, реализуя образ падения. Как трудно взять в кассе билет из Москвы, не указывая станции назначения, как долго можно просидеть в машине, желая куда то ехать, но не представляя куда, не так ли?

Интересно, случайно попав в капкан, некто начнёт описывать капкан, чертить его чертёж, кинематическую схему капкана, вычислять силу пружины по её параметрам, строить модель работы капкана, выяснять адрес завода-изготовителя, дату производства, историю создания капкана, описывать свою боль, кровотечение, или как можно быстрее постарается выбраться на свободу?

И так, образ болезни, как правило, сформирован отчётливо. Где болит, куда отдаёт, «как будто разрывает, разъедает и кусает» — это есть, «такое ощущение, что там что то растёт» — есть, «сужение сосудов справа 50%» — есть, «грыжа прямо в канале» — есть, «началось когда я кидала навоз на даче и что то щёлкнуло в позвоночнике» — тоже есть. Это было у матери, у отца, дяди, соседки. Надо ещё сделать каких-нибудь обследований, что бы уточнить диагноз, сдать еще каких-нибудь экскрементов на анализы, что бы уже точно установить болезнь. Это генетическое, это из за экологии, это из за питания, это из за нервов, это из за работы — причина тоже есть. Понимаю, что это не вылечить, отец умер от инсульта, теперь до смерти на таблетках, читал про такие случаи — перспектива и исход тоже понятны… Теперь вопрос — что с этим делать? Куда тащит врача пациент? В какие мутные воды безысходности?

Как поступает врач? Курс психологии в институте – это, как правило, очень формально. Какие типы личности бывают, и какие им свойственны нарушения, классификации всего чего угодно, обилие терминов, много теории и никакой практики. Сам врач не считает нужным даже подумать в эту сторону. Её величество болезнь — вот истинная королева здравоохранения (слово то какое хорошее — здравоохранение…). Болезнь изучается с точки зрения анатомии, физиологии, патологической анатомии и патологической физиологии, эмбриологии, генетики, этиологии, диагностики со всеми своими рентгенами, доплерами и дурометриями, с точки зрения патогенеза, прогноза, исхода, а между ними лечения: фармакологии, терапии, хирургии, физиотерапии, курортологии и так далее до бесконечности, уперевшись где то в аюрведическую медицину, или в целительство, или в натуропатию — туда где уже совсем не похоже на поликлинику.

Вот так, запряжённые в одну повозку бредут уныло врач и пациент, периодически огрызаясь друг на друга, и влекут за собой воз (или ВОЗ — всемирная организация здравоохранения) болезни. И всё вроде нормально.

Если у человека что то не получается, то наверное он делает это что то неправильно. Раз ударил он головой о стену, стена (или голова) жалобно заскрипела, но не сломалась, ещё раз он ударил головой о стену, всё равно устояла стена, э-э-эх ещё раз… Может попробовать поменять способ действия? Для начала определится с целью: хочу оказаться в другой комнате! Так: головой биться — пробовал: голова трещит, стена трещит, но всё равно ничего не получается, попробуем поискать молот, если нет молота — перфоратор, нет перфоратора, попробуем позвонить кому-нибудь — пусть привезут. А может… поискать дверь? Или окно? А может в комнате нет потолка, и есть лестница? При наличии цели и её правильной постановке голова перестаёт быть кувалдой и возвращается в свою истинную ипостась — быть головой, думать, искать и находить решение.

Продолжение в статье «Головная боль. Постановка цели«

D.O. Арсений Гуричев