Остеопатия — это очень простое направление…

Интервью с пионером Российской остеопатии Шараповым Константином Владимировичем. Часть вторая. Часть первая здесь.

©Биосфера. Арсений Гуричев

Шарапов Константин Владимирович

В начале изучения остеопатии не трудно было ломать сформированное врачебное сознание? Мышление не приходилось менять?

Тогда мы были молоды, и сознание еще не сформировалось. Система была новая — ломать было нечего и незачем. Проблема передела сознания вылезла позже, когда мы закончили остеопатическую школу, а что делать не понимали. Мы знали техники, а как применять их не знали. Прошло много лет, чтобы понять, что остеопатия — это очень простое направление, если тебе не мешают другие знания и другой опыт.

Что довольно парадоксально! Ведь в России остеопаты – это, в подавляющем большинстве, врачи, в отличии от Европы.

Да, мы все являлись врачами, и нужно было перестроить свое сознание, что бы, получив остеопатическое образование еще и работать как остеопат, а не как массажист или мануальный терапевт. Сейчас, смотря передачи в которых говорят об отличии остеопатии от мануальной терапии, специалисты говорят, что остеопатия отличается мягкими техниками. Они говорят, что в остеопатии мягкие техники, а в мануальной терапии – жёсткие. Я же скажу, что это не так! В остеопатии есть жёсткие техники, так же как в мануальной терапии мягкие. Отличие в концепции, а не в техниках. Современная мануальная терапия и остеопатия имеют один и тот же набор техник. Я хорошо отношусь к мануальной терапии, и искренне уважаю специалистов. Мануальная терапия — не лёгкая и ответственная профессия, которая многих больных поставила на ноги.

Основатель остеопатии А.Т. Стилл считал, что у остеопатии есть своя территория, отличная от территории аллопатической медицины, и эта территория обладает таким свойством, что если другая медицина в неё войдет, то остеопатии останется мало места.

Насколько полно мы унаследовали французскую модель остеопатии? Усвоили её плюсы и усвоили её минусы?

Роже Капоросси стремился войти в официальную медицину и «причесал» остеопатические программы под аллопатические. Он был вынужден это сделать, чтобы быть признаны медицинским сообществом. Тоже самое сделали и американцы, когда из информационного поля выбросили позднего Сазерленда. Я это знаю из первоисточников, от тех американских остеопатов, чьи имена очень популярны, не буду называть их, тем более, что их уже нет в живых.

Программы остеопатии были дополнены Капоросси, и многие вещи были достаточно спорные. Вероятно, на том этапе можно было изменить развитие остеопатии в более «остеопатическом» направлении, но сбой произошел уже при закладке с её креном в сторону аллопатической медицины. Сейчас школам, которые пытались выйти из альтернативной медицины это удалось: остеопатия – это медицинская специальность.

Это то, что произошло сейчас с современной остеопатией и в Европе, и в России. Во Франции остеопатия завоевала свой авторитет эффективной работе с грудными детьми – им запретили работать с ними, французские остеопаты восстановили мануальной лечение гинекологических нарушений, известное ещё 200 лет назад в Европе и в России и стали их применять в гинекологии с великолепными результатами – им запретили работать в сфере гинекологии внутренними техниками. Сейчас остеопатов подводят под определенный алгоритм видения и ведения пациентов, под подход, который отличен от той остеопатии, которую я пронес по своей жизни. Нам придется искать компромиссы и отстаивать территорию остеопатии.

Стандарты?

Да, идет критика от остеопатов, что остеохондроз – столько-то процедур, в таком-то количестве, головная боль – столько-то процедур, в таком-то количестве, и так далее. Критикуют, что идет слияние остеопатии и мануальной терапии, что у остеопатии забрали бренд, а у мануальной терапии территорию, что остеопатия переходит на новый язык и уходит от основных концепций, что ссылки на Стилла разбрасывают все кому не лень и т.д… Но это не трагедия, а просто этап развития и становления новой профессии. Остеопатии сейчас надо пройти трудный путь, чтобы определить свое место в официальной медицине и отстоять свою территорию. Именно поэтому необходимо прекратить всю критику современного пути остеопатии, принять его и отстаивать территорию. В России для этого есть все возможности, как со стороны государства, так и со стороны населения.

Остеопатией сейчас называют всё подряд. Это какая-то остеопатическая волна, в которой всего много, включая и мусора. Может быть легализация, стандартизация и контроль позволят сохранить реноме остеопатии?

Последние годы армия псевдоостеопатов: врачей, психологов, кухарок теребят и разрывают остеопатию на части. Я не судья, и не знаю, что лучше для остеопатии: вхождение в официальную медицину или кошмарная агония и дискредитация. Эта дискредитация есть и в обучении остеопатии людьми, которые учат, но сами не обучались остеопатии. Таких самозванцев уже очень много, и они обучают людей непонятно чему, а их ученики искренне верят в то, что их занятия и есть остеопатия. Изгоняя сущностей, они дискредитируют остеопатию. Мне искренне жалко и таких учеников, и таких учителей.

Интеграция остеопатии в медицину подразумевает и её интеграцию в медицинский бизнес. Сегодня мы – медики — оказываем не «медицинскую помощь», а «медицинскую услугу».

Есть плюсы и есть минусы. Огромный плюс, что нас признало медицинское сообщество и готово с нами сотрудничать на благо помощи больным.

С другой стороны, медицинское сообщество стало падать в безнравственные и грязные модели. В этих моделях мы теряем пациента и получаем КЛИЕНТА, который должен у медиков покупать услуги, и не просто покупать, а покупать много, дорого и постоянно. Самое плохое, что это в последние годы набирает обороты, что клиента пугают медики с целью «втюхать» ему совсем не нужные и даже вредные для его здоровья услуги или препараты.

Остеопатия не сможет уйти от этих моделей, мне искренне жаль… Возникают договоренности между специалистами разных специальностей, которые водят больного по кругу. Страшно не это, страшно то, что при групповом ведение одного пациента разными специалистами снимается персональная ответственность остеопата за результаты своего воздействия.

Например, невролог, как лечащий врач, направляет к остеопату на процедуры, и остеопату всё равно: будет результат или нет – главное выполнить назначение, ответственности нет. Есть специалисты, которые перестают учиться и входят в систему манипулирования больными. Это очень выгодно. Вместо одной процедуры он выполнит десять процедур без всякой ответственности за результат.

Сегодня лечение – это прежде всего лекарства. Не может педиатр назначить банки, не может невролог не назначить лекарственного лечения. Таковы реалии современной медицины.

Страшный конкурент, который прилип к бренду «медицина» — это фармакобизнес. Фармакобизнесу не нужны конкуренты. В этом году в Москве сорвали конференцию по гомеопатии, парламент Англии собирается рассматривать вопрос о запрете гомеопатии, в Германии резко ограничили количество гомеопатических препаратов, в сетях идут постоянные нападки на иглотерапию, специалистов по ТКМ (традиционной китайской медицине) называют шарлатанами.

Они «виноваты» в том, что эффективны при многих заболеваниях и излечивают пациентов вместо того, чтобы бесконечно лечить клиентов. Путь, который выбрала остеопатия в России не идеальный, но единственный для движения и развития, чтобы не сгореть на «Костре ведьм». Кризис усилит противоречия и нападки, необходимо приложить все силы для сохранения этого удивительного направления и искусства под названием остеопатия.

Я помню, в 2002 году Роже Капоросси привез серьезный научный статистический материал по стоимости лечения люмбаго под руководством врача аллопата и остеопата. Было показано, что лечение у остеопата дешевле в 5000 раз.

Вдумайтесь в эту цифру — 5000 раз для пациента и для страховой компании лечение у остеопата дешевле, чем лечение по стандартным схемам. Я организовал его встречу с руководством одной из страховых компаний, интереса страховая компания не проявила…

Что ещё можете сказать об активной медицинской легализации остеопатии?

Вспоминаю притчу о слоне и четырех слепцах… Каждый из слепцов трогал слона, и не мог оценить его целиком, а только отдельную часть: конечность, хобот, туловище. Мне трудно оценить и судить тот путь, по которому сейчас идет Российская остеопатия. На этом пути много плюсов и много минусов. Я просто принимаю его и буду помогать остеопатии сохранить свои концепции, развиваться в современном мире.

Современный мир тоже сильно изменился. Если, во времена Стилла средняя продолжительность жизни была 28 лет, то сейчас 70 лет уже не предел. Если выживали только сильные организмы, то и нарушения были другие. Не было такого количества стрессов, не было прививок, продукты были натуральными. Сегодня ушли многие заболевания, а им на смену пришли другие. Остеопатия тоже должна меняться, так как меняются заболевания.

Остеопатия первых остеопатов была маячком к честности по отношению к больному для других дисциплин и всего общества. Да, нас упрекали, что мы лечим за деньги, но мы тратили большую часть заработанных денег на учебу. У нас были ошибки и были неудачи, но мы не перекидывали ответственность за них на других. Я сам один из немногих, кто был против вхождения остеопатии в аллопатическую медицину. Свое мнение я высказывал публично до самого последнего момента и не скрывал его никогда. Но сейчас поставлена точка, и надо просто принять то, что остеопатия является медицинской специальностью.

… и о людях, которые занимаются этим вопросом?

Если говорить о человеке, заслуга которого во вхождение остеопатии в официальную медицину и легализации огромна, то в первую очередь я скажу, что он сделал это за счет своего здоровья и здоровья своих близких. Он провел колоссальную работу, он заслуживает глубокого уважения, как организатор и профессионал.

С Моховым Д.Е. я знаком с 1992 года, когда мы встретились в одном медицинском центре, где практиковали мануальную терапию. Отношения развивались по-разному и в последние годы не очень радужно, на дистанции. Сейчас среди остеопатов идут упрёки в его адрес в связи с тем, что остеопатия на территории аллопатический медицины может ассимилироваться и исчезнуть. Этому есть примеры в других странах. Думаю, что это возможно, если мы отойдем от этого процесса и бросим все на произвол судьбы. Но, упрек не справедлив уже только тем, что руководство всех остеопатический школ заявляло о легализации и действовало в том же направление. У меня есть письма рассылок, где еще осенью 2014 года они ратовали за клиническую ординатуру для врачей. Он оказался просто более смелым и удачливым.

20 лет… Столько лет остеопатии в России, а мы всё ищем ответов за рубежом. Мы же можем работать самостоятельно?

20 лет развития нами остеопатии в России привело к возникновению уникальности данного направления. Нам удалось пройти на стыке нескольких медицин и появилась Российская остеопатия, отличная от многих европейских. В ней есть и высокий профессионализм, и духовное начало. В ней есть больной и желание ему помочь как можно быстрее с наименьшим количеством процедур и на длительное время.

К сожалению, наш потенциал в России не ценится, он ценится только иностранцами — нас приглашают преподавать за рубеж, а наши соотечественники рвутся на иностранцев — это вызывает грустную улыбку. Особенно когда приезжают зарубежные специалисты, которые не практикуют, а дают техники по шаблону. К сожалению, в России это касается не только остеопатии, но и других направлений, например, психологии, или традиционной медицины…

Сейчас наш уровень знаний стал достаточно высок, и я считаю, что российские специалисты не уступают и по некоторым позициям превосходят уровень зарубежных специалистов!

Благодарю!

При использовании материалов интервью ссылка на источник обязательна. Для интернет-ресурсов — ссылка на страницу интервью. Все права защищены.

© Биосфера.Арсений Гуричев